Интервью

Виорел Кетрару, директор НАЦ: «Обыски и задержание Викола должны были случиться на день раньше”

«Дела, касающиеся коррупции, никому не интересны»

– Господин Кетрару, последние обыски в правительстве и задержания, осуществленные НАЦ, воспринимаются в обществе не как борьба с коррупцией, а как война между ДП и ЛДПМ. Как обстоят дела на самом деле?

– Сожалею, что все выглядит именно так, но для меня политические войны не предстявляют никакого интереса. Я бы хотел привлечь внимание к тому, что сейчас происходит в НАЦ. Мы находимся в сложном периоде деятельности учреждения, прошедшего через реформу. Нам понадобилось около двух лет, чтобы реформу продумать, чтобы ее поняли и поддержали политики и партнеры по развитию РМ, а также чтобы потом осуществить эту реформу. В мае 2012 года, когда шла речь и либерализации визового режима, у РМ было две задолженности большие: Закон о недискриминации и Закон о реформировании НАЦ. Понимаете, насколько тяжело было продвинуть эту реформу, раз ее припасли на последний момент? В начале мы даже не думали, что столкнемся с таким сопротивлением, как изнутри структуры, так и снаружи.

– Какого рода сопротивлением?

– Прежде всего из-за реорганизации центра у нас была нехватка кадров, сегодня у нас 320 работников вместо 560, которые были в Центре по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией (ЦБЭПК). Передать решение экономических нарушений другой структуре и заниматься только вопросами коррупции вызвали недовольства изнутри. Дела по коррупции никому не интересны, от них только головные боли, бессонные ночи и неуверенность в завтрашнем дне…А в делах по экономическим преступлениям всегда есть в центре бизнесмен, который хочет найти общий язык с офицером и не сесть на скамью подсудимых. Появилось сопротивление, начала создаваться система целостности, которая предполагает проверку на эту целостность, психологическую проверку, проверку на честность и отслеживание образа жизни работников центра. Если кто-то проваливал хоть один тест – его увольняли. Если никто не пройдет тесты – наберем новых сотрудников. Пусть лучше работают 50 человек, хорошо подготовленных, чем 300, в которым мы будем сомневаться. Сопротивление политического класса появилось тогда, когда мы начали продвигать идею переходя НАЦ из подчинения правительства в подчинение парламенту. Трудно было продвигать и принципы, устанавливающие независимость руководителя и подчиненных центра. Два года беспорядка закончились 1 января 2013 работоспособным учреждением. Сосредоточившись на делах, связанных с коррупцией, с которыми до этого мы практически не работали, стало необходимо представать перед обществом с определенными результатами. Вопреки всем разногласиям по поводу избрания моей кандидатуры на должность директора НАЦ, процедура избрания была публичной и меня выбрали большинством голосов в парламенте. Я сказал тогда перед депутатами, что граждане РМ не верят больше в честность политиков, способных бороться с коррупцией. Я предложил не зацикливаться на мелких случаях, а рассматривать дела, касающиеся коррупции на высоких слоях, куда вовлечены министры и другие чиновники. Я вернулся к должности и через два месяца после реорганизации, вот вам результаты. В первый же месяц мы завели уголовные дела на двух судей. Есть еще 6 случаев, куда вовлечены высокопоставленные лица из различных партий. Не моя вина в том, что дело министра Андрея Усатого было первым, за ним последуют и дела других членов из других партий…

«Негруца не мой…»

– Тем не менее, пока что в основном были заведены дела на представителей ЛДПМ. У них что, больше всего проблем с законом?

– Мы огласили публично три случая: Налоговая, Усатый и Борис Фокша, являющийся министром ДП. Негруца из министерства финансов – это дело прокуроров, не мое. Вы слишком нетерпеливы, скоро станет известно еще о трех случаях, которые пока что в деле.

– Они касаются представителей каких партий?

– Всех остальных, не требуйте имен, все узнаете. Есть там и из ДП. Коммунисты не у власти уже четыре года и все, что касается их мы уже рассмотрели. Дела Моложен, Пэпушой, Папук, Гэгэуз и так далее были направлены в суд.

«Никто не говорит, что должен сесть в тюрьму»

– И в чем смысл? Все кажется несерьезным, потому что нет никаких приговоров касательно их. И даже последние, Викол и Усатый, о которых якобы говорится, что им светит большой срок, навряд ли доберутся до тюрьмы…

– Обычно пресса сообщает о случаях, когда устанавливается максимально предусмотренный Уголовным кодексом срок за совершенное кем-то преступление. Но уголовный процесс – сложная процедура, в суд каждый приходит со своей позицией. Часто мы содействуем пересмотру, когда с более тяжелой статьи переходят на более легкую, или изобретают обстоятельства, которые смягчают тяжесть преступления. И я не понимаю, почему за последние 10-15 лет никто не сел в тюрьму за коррупцию. Даже в прошлом году было несколько случаев, когда наказание доходило до тюремного заключения. Правда и то, что только в последнее время суд начал внимательнее относиться ко всему, что связано с коррупцией. Но с другой стороны, недавний анализ уголовных дел, касающихся коррупции, изученных в судах, демонстрирует странную вещь. Например, есть аналогичные правонарушения с различными приговорами. Эта разница зависит в большинстве своем от коррупции. Мы установили такие случаи, когда дела о коррупции генерируют другие коррумпированные действия со стороны прокуроров, судей и следователей. Думаю, что некоторые чиновники, о которых Вы говорите, именно по этой причине избежали наказания. Что касается министров, никто не говорит, что они должны сидеть в тюрьме. Мы констатировали проблемную ситуацию, которая, согласно закону, требует уголовной санкции. Но есть такое дело, как презумпция невиновности, и они имеют право защищать свои позиции. Суд решает, кто прав.

«ЕСПЧ стал модой»

– Некоторые из чиновников заявили, что подадут в Европейский суд по правам человека. Вы не думаете, что это вызовет намного большие наказания, которые навредят государству?

– ЕСПЧ стал модным в последнее время, им пользуются во всем мире, но мы отвечаем за свою работу. Не будем забывать, что и суд в подобных случаях выносил различные решения, прибегая к двойным стандартам. Все, что расследует НАЦ базируется на реальных случаях и фактах, никто не обвиняет призраков. Легко сидеть в кабинете министра, смотреть телевизор и считать, что правоохранительные органы каждый день задерживают врачей, политиков, по прокурору с каждого района и эти из кабинетов с чувством выполненного долга идут домой. Но когда ты сам, министр, или политик, становишься фигурантом в каком-то деле – тут уже не до шуток. Но не мы первые проходим через такого рода скандалы. Вон соседние Польша, Болгария, Румыния тоже это проходили. Жаль только, что когда один министр видит по телевизору, как другой министр вместо того, чтобы тихо мирно прийти на допрос, делает шоу из этого, первый поступает по его примеру. И до чего мы так докатимся?

"Прямые угрозы я не получаю, но давление высокое"

– Почему НАЦ провел 14 обысков и задержал Николая Викола именно в тот день, когда парламент обсуждал отставку Плахотнюка и когда комиссия по расследованию случая Сорина Пачу объявила результаты? Странно для совпадения.

– Но это было таки совпадение. Мы провели обыски именно в тот день, потому что узнали об утечке информации о нашей деятельности. Эта утечка могла быть откуда угодно изнутри, даже от тех 200 бывших служащих центра. И тогда мы решили не медлить. По сути обыски должны были проводиться за день до этого, но суд, к сожалению, дал нам авторизацию только вечером, а поскольку обыски ночью не проводятся, то провели их утром следующего дня.

– Год назад Вас выдвинула на должность директора ЦБЭПК ДП и на учреждение оказывалось политическое давление. Если НАЦ сейчас независимый, то пропало и давление?

– Давление со стороны всех партий существовало и существует. В ЦБЭПК я был назначен одной партией, а мои заместители – другими. И мне поступали звонки, типа: «Ты почему так делаешь?». Теперь конкретно звонки мне лично не поступают, но давление все равно сильное. Все это запугивания, но мы тем не менее пойдем до конца.

«Премьер спрашивал, охотник ли я…»

– Если, допустим, Вы получите прямой звонок от Плахотнюка, как поступите?

– Я не принимаю указаний, особенно касательно деятельности НАЦ. Вижу, что некоторые заявляют разное в прессе. Заявления могут быть различными, но в таких случаях, когда не знаешь, какими будут последствия, лучше руководствоваться законом.

– Когда последний раз Вы говорили с премьером?

– Он мне звонил в январе, спрашивал, охотник ли я и был ли я на охоте. Я сказал, что нет.

«Все, что касается „Metal Feros” находится в компетенции МВД»

– Николай Викол говорил, что его задержали из-за того, что Налоговая обнаружила мошенничество в крупных масштабах в „Metal Feros”. В этом предприятии, о котором говорят, что им управляет Плахотнюк, и до этого были отклонения от закона. Почему до сих пор ничего не предпринято, или фирма защищена?

– Давайте говорить объективно. Начиная с 1 октября 2012 года центр не занимается делами экономических преступлений. Все, что касается „Metal Feros” находится в компетенции МВД. Во время существования ЦБЭПК наши офицеры тоже проводили расследования касательно этой фирмы и затем направили дела в суд, или ответственным органам. Чем занимается сейчас Налоговая, я не знаю. Если в „Metal Feros” обнаружены нарушения, то надо начать уголовное расследование с помощью прокуроров, МВД и выяснить. Только Налоговая – это не Викол, это учреждение, работающее на основании закона. Чтобы было ясно, мы не поднимали у Викола в кабинете никаких бумаг, а только изъяли телефонные переговоры и несколько документов, касающихся коррупции.

– Какие телефонные переговоры перехватил Викол и бизнесмен Василий Гудима, проходящий по тому же делу и как они это сделали?

– Я не могу Вам предоставить детали расследуемого дела, но не забывайте, что по этому же делу проходят еще и два офицера НАЦ.

«Фокша проходит по одному делу в НАЦ и все»

– Сомнение вызывает и дело Фокши. Министр культуры подозревается в том, что он незаконно отдал несколько зданий, которые сейчас сдаются в аренду. Некоторые говорят, что вы выбрали Фокшу, как козла отпущения, чтобы доказать, что являетесь независимой структурой.

– Понимайте, как хотите. Я Вам говорю, что скоро будут оглашены и другие дела, в которых фигурируют представители других партий. Фокша подозревается только по одному делу в НАЦ и все. Но в ходе справедливого судебного разбирательства он может опровергнуть наши подозрения на его счет.

– Господин Кетрару, как могли попасть в прессу телефонные переговоры между Виколом и Филатом, Стрельцом, Речаном и другими правителями, которые такое ощущение, что являются частью дела Викола?

– Я не могу прокомментировать эти перехваченные телефонные разговоры, но уверяю, что мои сотрудники не имеют связи с этим. А те, которые распространяют подобные слухи, – хотят запятнать честь учреждения и усугубить обстановку в стране. Я не могу сказать, откуда взялись эти аудиозаписи с переговорами и имеют ли они связь с делом Викола. Прокуратура этим занимается. Кстати, дело Викола долгое время лежало в прокуратуре и к нам попало только 27 января. Над ним много кто работал, со временем сменился и прокурор Антикоррупции, поэтому много чего могло и утечь из этого дела.

«Замдиректора нет потому, что все хотят контролировать НАЦ»

– Почему у центра нет заместителей директора и кто виновен в торможении избрания их?

– И я тоже перестал понимать, что происходит с моими заместителями. Когда я представил план деятельности, ни у кого не было возражений. Идея того, чтобы я себе выбрал заместителей пришла от наших партнеров по развитию и она мне показалась правильной. Затем появились разговоры о выборе замдиректоров путем конкурса. Я не имею ничего против, но все зависит от того, кто будет проводить конкурс. Конкурс, путем которого избрали меня, вызвал много пересудов, потому что был организован политиками. А такие конкурсы должны проводиться специалистами, потому что политики приходят с уже заранее заготовленными их партиями предложениями.

– Господин Кетрару, после того, как Филат заявил, что последние действия НАЦ не имеют ничего общего с борьбой с коррупцией, Вас три раза приглашали на разговор в ЛДПМ. В итоге Вас объявили персоной нон-грата на заседаниях правительства. Почему Вы отказались пойти с ними на встречу?

– Для меня имеет значения заявление премьера, который пообещал бороться с коррупцией. А другие его заявления, основанные на эмоциях, я не хочу комментировать. Что мне было делать на этих встречах, чтобы меня поманили пальчиком, либо начали шантажировать? Они приняли в отношении меня вотум недоверия и я принял это к сведению. Тем более, разговоры в отдельно взятых фракциях и партиях не приводят ни к чему хорошему. Я могу пойти в парламент и ответить на любой вопрос перед всеми. Сколько времени я не могу посещать заседания правительства я не могу сказать. Мне кажется, это ошибка с их стороны, других объяснений у меня нет. Но все таки мы не в детском садике, где любой карапуз может обидеться на другого и не захотеть пить с ним чай за одним столиком.

«Мы рискуем никогда не добраться до ворот ЕС»

– Если то, что вы делаете-это настоящая борьба с коррупцией и если ЛДПМ и ПКРМ снимут Вас с должности, может прийти другой директор, который закроет дела и уничтожит доказательства…

– Руководитель такого учреждения должен быть готов к отставке каждый день, потому что нашу деятельность не воспринимают с широко раскрытыми объятиями. Она рождает недовольства, особенно когда касается властей. Но дело есть дело и с доказательствами ничего нельзя сделать, все равно если оно попадет к прокурорам, то дойдет до суда. Но если все таки мы дойдем до скрытия улик и закрытия дел, то рискуем никогда не добраться до ворот ЕС и либерализации визового режима тоже нам не видать.

– Если все таки Вас снимут с должности, чем займетесь?

– Я всегда найду что делать. Скорее всего, соглашусь на одно предложение из-за границы, я получил его давно и оно еще в силе. Это не бизнес, это деятельность в сфере безопасности.

Павел Пэдурару

Читать полностью на румынском

 

Fiți la curent cu ultimele noutăți. Urmărește TIMPUL pe Google News și Telegram!


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

babasının taş gibi bir kadını bulup evlenmeye karar vermesi porno ve onu bir de kendi yaşadıkları eve getirmesi sonucunda mobil porno hayalini kurduğu seksi kadının üvey annesi gibi sex hikayeleri olduğunu fark eden genç adam seks tecrübesinin ve üst sex izle seviye olduğu dışarıdan bakıldığında çok net şekilde porno seyret belli olan üvey annesini hayal edip 31 çekerek düşlerken porno izle odanın oradan geçen mature üvey oğlunu görür Odaya hd porno gelip sikini kimin için kaldırdığını soran üvey annesiyle porno farkında olmadan yakınlaşan genç adam boşalmak mobil porno izle için olgun bir kadının hayallerini kurduğunu söyleyince mature porno izle sikini eline alıp amına sokmadan çıplak şekilde üzerine çıktı