Комментарии

Хамство с европейским лицом

В случае хама, такое ощущение, что пропустили одно из базовых значений слова: «человек подлый, глупый». Сегодня в румынском языке, используемом нами, слово «хам» должно определять по-другому: «человек подлый, глупый, невоспитанный, грубый, невежественный». Хамство не заверено словарями, это частное лексическое образование, инновация, которая в языкознании называется окказионализмом. Если попытаться определить термин, то хамство будет означать: «доктрина, философия, идеология, поведение и т.д. свойственное хамам». Теперь можно идти дальше.

Полагаю, от нас не убудет, если мы признаем, что иногда, в определенных ситуациях и обстоятельствах времени, места, мы все проявляем невежество из-за отсутствия здравомыслия, ведем себя невежественно. Когда ловим себя на таком поведении, то раскаиваемся, сожалеем, признаем, какими «идиотами (ослами, дураками…) мы были» и жизнь течет своим чередом. Но когда мы попадаем (и выходим) из этих ситуаций, то еще не являемся полным хамлом – остаемся нормальными людьми, обычными, но со своими грехами. Хамлом (и сподвижниками хамства) становятся тогда, когда из обычного, грешного человека (иногда грубого и невежественного) превращаются осознанно в негодяев, подлецов, подхалимов и так далее.

Сегодня можно наблюдать хамство везде: в политике и экономике, журналистике и науке, в общественной администрации и обучении – везде. Как следствие, хамство процветает. Социальная опасность хамства не везде одинаковая: одно дело, когда хам участвует в правлении страной и другое дело, когда хам подметает двор. Дворник-хам выражает свое хамство в лицо, метет на тебя мусор и все. Ты отряхиваешься, проклинаешь все вокруг, ускоряешь шаг и избавляешься от хама и хамства. И совсем другое дело, когда хам находится там, на иерархической лестнице общества. От такого хама и хамства не избавишься просто пройдя мимо, обозвав его и ускорив шаг. Такое хамство атакует тебя перманентно, в любое время суток (если смотреть допоздна телевизор), где бы ты не находился: на улице, в офисе, на собрании…особо активно хамы и хамство проявляются в политике. И несмотря на то, что хамство заметно невооруженным взглядом, если не быть внимательным, его можно принять за что-то другое. В политике, например, хамство ярче всего проявляется в «вопросах процедуры» на всякого рода собраниях. Вот тут, если не быть внимательным, то когда идет вопрос о голосовании за повестку дня, скажем, хамство можно проглядеть и принять за душевную доблесть, за подтверждение юридической эрудиции, либо припадок любви к стране. И не мало из нас принимают хамства даже за патриотизм и юридическую эрудицию.

Настолько же ясно проявляется хамство в вопросах социальной политики и экономики. И здесь, если не быть внимательным в мелочах, можешь попасть в капкан. Когда делаются заявления о курсе национальной валюты, ее покупной способности, ВВП, минимальной потребительской корзине, реальном экономическом секторе и так далее. Хамство без границ. Потому что нам говорят не то, что мы думаем, что нам говорят. Урезание зарплат бюджетным работникам (в первую очередь учителям, медикам, работника культуры) – это убедительное проявление политики экономического и социального хамства. И разрушительный эффект этого хамства, воздвигнутый до ранга государственной политики, — по-всюду: преподаватели уходят из области образования и едут работать «кукарекушками» где-то на обочине в Риме, медики оставляют больницы и идут работать в конюшни Германии, народные артисты поют на куматриях мафиозников.

Сегодня появилось своего рода хамство с европейским лицом. Его представители заявляют, что, мол, да, тяжело всем, есть проблемы, есть мафия, коррупция и так далее, но нет права говорить об этом (и особенно писать в газетах), не патриотично иметь мафиозное государство. В данном случае хамство выступает с человеческим лицом, потому что, формально, признает, что народу тяжело, а когда добавляется, что «всем тяжело», тогда уже хамство перестает быть с человеческим лицом. Всем ясно, что неправда то, что говорят хамы, потому что не «всем» тяжело: представители хамства живут намного лучше, чем суверенный народ. Первые сидят на двух стульях: и на государственном, и на мафиозном. А народ..народ сосет палец! Вот и вся правда.

Хамство – наиболее отвратительная фаза, которую проходит сегодня наш политический класс. Это хамство опасно, потому что его сложно различить: оно носит европейскую бабочку, говорит западными демократическими речами, отрицает радикализм, выступает за социальный и политический консенсус и пускает слезу, когда речь идет о горестях народа. То есть, у хамства европейское лицо. Такого рода хамство называется по-другому, на самом деле. Но это уже другая тема.

Читать полностью на румынском

 


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.