Мир

Борис Акунин: Блицкриг может сойти с рук, только когда он – блиц. Если же у мира – было время сплотиться против агрессора, война проиграна…

Война идет уже сто дней, и конца ей не видно. Думать о чем-то другом не очень получается. У меня есть род психотерапии. Иногда я пишу фрагмент произведения, которое, может быть, появится когда-нибудь в будущем.

Сегодня вдруг представил себе, что прошло десять лет, на дворе 2032 год, и я готовлю 12-ый том моей «ИРГ». Он называется «Окончательный крах Империи». Следует сухой пересказ минувших событий. Никаких эмоций, только факты и анализ.В предпоследней главе «Немаленькая непобедоносная война» будет такой пассаж:

«…Уже через неделю-другую после вторжения стало ясно, что быстрой победы, да и вообще победы не будет. Выявилось пять факторов, которые стали для правителя неожиданностью.- Украинская армия оказалась сильнее, чем он думал.

— Российская армия оказалась слабее, чем он думал.

— Украинское общество оказалось неожиданно консолидированным.- Украинское руководство оказалось неожиданно дееспособным.

— Противодействие Запада оказалось неожиданно мощным.

Стало очевидно, что ситуация скверная и надо поскорее выходить из нее с наименьшими потерями. Но имелись факторы, препятствующие этому вроде бы логичному решению:

— Российская пропаганда разогрела такую ура-победную истерию, что всякое нетриумфальное окончание войны неминуемо вызвало бы обрушение президентского рейтинга и политический кризис. Этого правитель очень боялся.

— Ближайшее окружение же очень боялось самого правителя, известного болезненной подозрительностью и беспощадностью к «предателям».

— Правитель верил в свою звезду и, подобно Николаю II, привык уповать на Бога, который в роковой час спасет Своего помазанника.

В результате диктатор повел себя привычным для него образом: от лихорадочной активности февраля перешел к сомнамбулической прокрастинации, которая растянулась на месяцы. Время работало против него. Военные и денежные ресурсы иссякали, международная изоляция усугублялась, в обществе постепенно росло внутреннее напряжение, элиты нервничали и всё больше тревожились за свое будущее, а диктатор ничего не делал. Война при этом шла своим ходом.

Гибли люди, уничтожались города, генералы планировали кровавые операции.В Москве надеялись переломить ситуацию на фронте, не понимая, что никакие локальные успехи уже не принесут победы. Блицкриг может сойти с рук, только когда он – блиц. Если же у мира – всего мира – было время сплотиться против агрессора, война проиграна…».


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.