Мир

Валерия Новодворская, «Портрет. Последнее письмо россиянам»

«Параноический психопат с бредом величия и сверхценными идеями. Патологический лжец. Садист.

Самооценка неадекватная.

Интеллект низкий.

Его личность стремительно деградирует.

Живет в параллельном мире, оторван от действительности, совершенно не соприкасается с реальностью.

Он её не понимает.

Как живут люди, как чувствуют, о чем мечтают, почему страдают — нравственный идиот не может этого даже представить.

Да и не хочет…

Создав вокруг себя искусственный, наглухо запаянный мир, где медленно, годами варился в котле собственной лжи и пещерных предрассудков, он в результате окончательно потерял разум…

Он не способен любить.

Очень обидчив и мстителен, наверное, вся ущербность и желание поквитаться, причинить как можно больше страданий всем до кого дотянется, произрастают из детства, где он был зачморенным, бесхребетным и бесталанным заморышем на побегушках…

Труслив и изворотлив.

Вечная трусость породила в нем избыточную, зачастую бессмысленную жестокость в поступках и запредельную, чудовищную циничность…

Его взгляд на мир — взгляд злобного микроба из пробирки.

Его мышление соразмерно с масштабом личности. Мыслит он узко, шаблонно, установками и лозунгами.

Как и любой тиран склонен к мистификациям, сакральным смыслам, символизму.

При этом страшно закомплексован, отчужден, замкнут и эмоционально беден.

Компенсирует свою неполноценность во всех сферах жизни за счет подавления и уничтожения людей…

Его система ценностей купирована, сужена до примитивной формулы «свой-чужой» и представляет собой набор идеологических клише.

Впрочем, последнее давно перестало играть какую-либо роль и на первый план вышли маниакальные идеи гегемона империи на Земле любой ценой и любыми средствами…

Махровый выкормыш сталинских времен с психологией вертухая и рядового палача.

Серый во всём, безликий, мелочный.

Вобрал в себя всю глумливое человеконенавистничество конторской породы. Абсолютно беспринципен.

Не имеет никаких устоявшихся, более-менее моральных понятий, кроме зоновских…

Внутри него прячется забитый подросток, а снаружи пытается держать маску брутального, остроумного, своего в доску мужика.

Словарный запас у него скуп, лексика пестрит пошлыми пословицами и уголовным, милицейским жаргоном.

Ему очень важно мнение о нём со стороны, поэтому склонен к позерству и убогому, анекдотичному мачизму, как и все закомплексованные люди.

Видно, что это просто натянутая личина, а под ней ещё одна, а затем ещё и так до самого дна, где в булькающей, чёрной, зловонной и омерзительной жиже, обхватив ручонками трясущиеся коленки, сидит какой-то желчный, забитый карлик…

Как политик он бездарен и ничтожен, потому что смотрит только в прошлое и боится любых перемен, как угрозы своей власти.

И главное — он не знает, что такое перемены, он не понимает этого…

Политически бесплоден, потому что одержим своей безграничной властью.

Словно сталактит, одиноко висит он в своей темной пещере и наслаждается сыростью, мраком и эхом боли миллионов замученных им людей…

Кто-то ещё до сих пор пытается копаться в его душе, чтобы что-то там понять.

А её там нет. Просто нет. Там внутри одно большое ничего…

И когда абсолютная никчемность во плоти получает в свои руки неограниченную власть с красной кнопкой, то получается то, что мы видим сегодня…

Он хотел войти в учебники истории, стать частью великорусского эпоса вершителем судеб, а войдёт как банальный военный преступник, который слетел с катушек…

Он хочет, чтобы его боялись, чтобы трепетали перед ним, но все взирают на него с презрительной брезгливостью, ожидая его скорейшей смерти.

В аду уже смотрят на часы. Всё готово.»

Валерия Новодворская, «Портрет. Последнее письмо россиянам»

Puteţi urmări ştirile Timpul.md şi pe Facebook!


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.